Опубликовано Елена Карамзина - ср, 25/10/2017 - 12:18

1

Встречайте победителя Всероссийского детского творческого конкурса 
"Мой мир - будущее России" в номинации "Рассказ" старшая возрастная категория.

Щербаков Сергей

16 лет, 9 "а" класс станица Нижний Чир, МКОУ "Нижнечирская СОШ", Суровикинский район Волгоградской области
Руководитель - Новикова Ольга Владимировна, методист
 
Агеева балка
 
Весёлый майский день задорно размазал по небосводу редкие белые облака. Где-то он нашлёпал их большими грубыми мазками, как будто широкой кистью, а вдоль горизонта протянул облака узкой рваной линией.
Тёплый воздух полон весенней упоительной свежести. Солнце щедро прогрело землю и оживило всё вокруг. Молодая трава заматерела, но всё ещё не потеряла свой сочный изумрудный цвет. Кажется, что каждая былинка жадно впитывает в себя чудесное живительное тепло. Ведь совсем скоро солнце выжжет эту цветущую, благоухающую степь. Трава потеряет свою сочность и привлекательность, пожелтеет, пожухнет, в истощении припадёт к земле. Все взбудораженные теперь теплом насекомые скоро будут прятаться от палящего зноя. И вся эта безумная суета, которая сейчас окружает меня - исчезнет.
Я сижу на глинистом обрыве Агеевой балки. Она столь глубока, что деревья, растущие по её крутым склонам и в самой глубине, только зелёными макушками любопытно выглядывают вровень с краями балки. Глядя сверху вниз на всё это великолепие, кажется, что не у обрыва ты сидишь, а на берегу узкой полноводной реки из трепещущих листьев.
Ветер, резво пробегая по макушкам дрожащих осин и крепких дубков, создаёт течение этого зелёного потока.
Пробежал ветерок по балке, зацепил каждый листок, погладил каждую веточку, довольным шорохом ответила ему в ответ листва, шорохом похожим на урчание старого кота в долгий холодный зимний вечер у тёплой печи. Только лишь на секунду замрёт зелёный поток и вновь порыв тёплого воздуха вдохнёт жизнь, оживит эту волшебную реку. Как волна у берега, листва колышется у самых моих ног.
Все эти звуки и запахи имеют надо мной невероятное магическое влияние. Убаюкивают, успокаивают, вводят в состояние транса. И невероятным образом кажется, что само счастье, тёплой своей рукой дотрагивается до
самого моего трепещущего сердца. И только малая толика обеспокоенности пощипывает где-то в глубине души, наверное, от понимания, что такие моменты не могут длиться бесконечно.
Это необычное для меня место. Здесь когда-то всё выглядело по-другому. Балка была густо заросшая дубами и осинами, а по самому её дну протекал холодный ручей, который питали многочисленные родники. Вдоль ледяного потока догнивала прошлогодняя листва и старые жёлуди, которые не попали на обед семейству диких кабанов. Здесь даже в самый жаркий день было прохладно и пахло сыростью. Добегая до самого конца балки, ручей пересекал небольшое болото, а из него впадал в реку Чир и безвозвратно растворялся в ней. Река стремительно несла в себе его воды дальше по течению и потом поила собой другую реку – Дон.
Жила на берегу Дона станица Нижне-Чирская. Населяли её казаки, среди которых были и мои предки. Наша семья жила у подножия этой балки в высоком деревянном доме с крышей покрытой железом. Длинный двор уходил в бугор. В тени грушевого сада прятался невысокий погреб, а за ним скорбно возвышались ухоженные могилы предков. Здесь начиналась левада. Густые терновые кусты переплетались и создавали естественную изгородь, скрывая сад от назойливых, вездесущих коз. В соседях жила семья Агеевых. Их фамилия и дала название балки.
Послевоенные годы принесли большие перемены в жизнь казаков. Разлилось на месте станицы Цимлянское водохранилище. Скрыли его воды русла Дона и Чира. Исчезли дома станичников с насиженного места. Растворились в водах Цимлы ровные улицы, базарная площадь, церкви… сама история тяжёлым камнем легла на дно, зарылась в вязкий ил.
Осталась только на своём месте Агеева балка. Не похожа, стала на себя, но живёт ещё своей жизнью. Весной талые воды прорезают новые шрамы на её теле. Первоцветы украшают её крутые обрывы. Много лет назад, когда моя мама была ещё совсем ребенком она с отцом, моим дедом, спускалась здесь по рыхлой земле за заветными манящими цветами. Среди сырой
прошлогодней травы маячили яркие пролески. Такие долгожданные весенние посланцы. Так хотелось все их унести с собой. Здесь дед на одной из осин вырезал имя мамы. Тогда ребячество, а быть может дурной поступок. А теперь память о нём и тогдашнем детском невероятном счастье. Теперь это тоже история. Осина выросла, края её раны покрылись коростой и стали похожи на жуткие шрамы. Но можно ещё прочитать имя девочки, которая когда-то любовалась здесь первоцветами.
С этого места я хорошо вижу, как колышутся воды водохранилища. Вижу глинистый обрыв, на котором сиротливо маячат могилки моих предков. Они чудом сохранились при затоплении. Я знаю, здесь жили мои прадеды. Это была наша земля. Осколком из прошлого старая груша маячит посреди поляны. Это единственное уцелевшее дерево из нашего сад. Страж из прошлого нашей семьи, нашей некогда великолепной станицы.
Быть может в будущем, я приведу к Агеевой балке своих детей и открою им её тайны. Расскажу о своей семье. А пока я сижу на теплой земле у самого обрыва и ловлю каждый звук, вдыхаю ароматы цветущей степи. И понимаю – я счастлив.